Уморительный во всех смыслах стендап: Мерзость как способ заработка


Юмористы-стендаперы со своими пошлыми шутками собирают полные залы, выступая с гастролями по городам. Зачем и кому это нужно?

Беглый скоморох

Есть у нас такой эстрадный жанр, перекочевавший из США, — юмористы-стендаперы. У некоторых из этих людей, называемых гордо «артистами», порой немалые интернет-аудитории, они собирают полные залы, выступая с гастролями по городам. Залогом жанрового успеха служат пошлые площадные шутки с матом, богоборческие кощунства, чёрный юмор, цинизм, наезды на власть. Маскируясь под скоморошество, эти смехачи работают одной из шестерёнок в машине разрушения сознания, дебилизации молодых поколений наших граждан. У некоторых, впрочем, на их «звёздном» пути попадаются тернии, от которых они впадают в панику.

Недавно сети обежала история о новом светлоликом борце с путинским режимом и его приспешниками-клерикалами. Им был объявлен некий Саша Долгополов, стендаперная карьера которого росла как на дрожжах под присмотром высоких покровителей: гуру жанра Ивана Урганта, парней из КВН и Comedy Club.

Итак, субтильный вьюноша, которого некоторые разгорячённые, но малообразованные сограждане начали называть даже Райкиным-старшим, Жванецким и Задорновым в одном лице, шутил-шутил, да и дошутился. После очередного его кощунственного глума над христианскими святынями и над самим Христом («если подумать, Иисус — это самый на ### Богдан из всех») верующий из Орехова-Зуева обратился в МВД, предложив привлечь хохмача по известной статье УК «оскорбление чувств верующих».

Прокуратура начала проверку, и вот стендапер с ужасом замечает на своих концертах «странных и хмурых людей в штатском». Юмориста сразу же покидает чувство юмора. Причём настолько, что он бросает всё и в панике бежит… в Израиль. Где, по его разумению, новому «Чацкому» немедленно предоставят «для оскорблённого чувства» уголок. Ему никто не препятствует вылететь. Самое смешное, что буквально через день после Сашки на Землю обетованную прибывает Владимир Путин. Как пошутили в Сети (действительно смешно), «темнейший приехал лично схватить своего заклятого врага». А Долгополов уже наполняет мессенджеры и соцсети пафосными заявлениями о преследовании свободы слова в путинской России, которые, конечно, же, с радостью подхватывают МБХ и другие «Новые газеты». Комичность и «насекомость» самого комика их не смущает — даёшь «борца на час». Мол, отработаем, да и спустим в трубу дурачка. А беглец тем временем приуныл: в Израиле его творчество как-то не оценили и за антипутинизм с антихристианством в одном флаконе не спешат вручать такие же пакетики с шекелями и долларами, какие он привык получать в РФ в рублях.

Факт, кстати, примечательный! Так же как и тот, что сдали комика организаторы его же концерта, подсказав правоохранителям, где найти его последние фотки. Это стоит учесть долгополовским коллегам-стендаперам, которые бродят по смеховым дорожкам, близким к Сашиным.
Долгополов уже наполняет мессенджеры и соцсети пафосными заявлениями о преследовании свободы слова в путинской России. Фото: Кирилл Зыков / АГН «Москва»
Вот, скажем, другой «стоячий юморист» — звезда ТНТ Алексей Щербаков, которого такой «авторитет», как Юрий Дудь, называет «русским народным стендапером». Ну как же — типичный «парень из нашего города» или «обычный чел», как говорят сегодня: сын гаишника и домохозяйки из Зеленограда. Паркурил, бацал на гитаре и ударных в местной группе, отслужил в десантных войсках, поработал в московском метро монтажником. Но в один прекрасный момент посмотрел выступления знаменитых стендаперов, узнал, какое бабло они поднимают, и подумал: «А почему не я?». И вот он уже участник YouTube-шоу «Что было дальше?» и «Созвоны». А далее — съёмки на ТНТ, гастрольный график, расписанный на год вперёд, аншлаги, выручка по триста-четыреста «косых» за концерт. Сказка!

Бывшим коллегам Лёхи по метрополитену или соседу по подъезду — какому-нибудь несчастному инженеришке с одного из зеленоградских предприятий электроники — впору задуматься, а тем ли они занимаются? Как пел в одной из своих ёрнических песенок бард Тимур Шаов: «У меня пропала тяга к беспонтовому труду, в туалете есть бумага — я в писатели пойду».

«Похлопайте, кто за Путина!»

Лёша Щербаков — парень ещё менее затейливый, чем Долгополов, прямо по известному фильму «Тупой и ещё тупее». В недавнем интервью Дудю он хвалится: «Придумал политическую шутку, за которую мне ничего не будет». Шутка в том, что, выходя на сцену, Щербаков говорит залу: «Похлопайте, кто за Путина!». А дальше, мол, оглушительная тишина.

Смешно, правда? Или вот ещё из публичных жизненных наблюдений Лёши Щербакова: «Всё в говне, всё видно, а почему-то люди не понимают до сих пор, говорят, Путин в этом не виноват». Ухохочешься как смешно, страсть как наблюдательно — прямо Антоша Чехонте!

Не смешно другое: люди, занимающиеся у нас сегодня этим сколком американского эстрадного жанра, опущенного даже по сравнению с не слишком-то интеллектуальным оригиналом, имеют внушительную молодёжную аудиторию. И последняя, обладая, опять же, не очень высоким, мягко говоря, образовательным и культурным цензом (жертвы ЕГЭ), опускается благодаря этим комикам ещё ниже.

У программы Долгополова «Новый час шуток» было более двух миллионов просмотров. У программы некоего Данилы Поперечного «Нелицеприятный» — 17 миллионов. Прошлым летом в Питере прошёл первый крупнейший стендап-фестиваль. Три дня подряд одновременно в нескольких барах и на улицах в центре города выступали 350 комиков со всей России и дальнего зарубежья: США, Ирландии, Хорватии, Австралии и других стран. 85 000 пожелали похохотать, так сказать, живьём и ещё несколько десятков миллионов — в Сети. Впечатляет, да?

Сказочки о чудесах «народной популярности», которая возрастает как бы сама собой, расскажите тинейджерам-телеграмерам. Фото: Zamir Usmanov / Globallookpress

Вообще, когда речь идёт об аудитории, исчисляемой несколькими миллионами по стране, кончаются случайности, «невидимая рука рынка», прочая мистика, и начинаются технологии. Как поднимаются и раскручиваются в глобальной Сети определённые ресурсы и люди с весьма посредственными способностями, но готовые двигаться в нужном направлении, хорошо знают те, кто рулит «паутиной». Сказочки о чудесах «народной популярности», которая возрастает как бы сама собой, расскажите тинейджерам-телеграмерам.

Юмор как пропаганда

А зачем и кому это нужно? Речь же о «безобидном, пусть и грубоватом юморе», как считают некоторые. Не так-то всё просто. Молодая клиентела «комической индустрии» навыкает зубоскальству над святынями, насмешничеству над старшим поколением, политическому фрондёрству без малейших собственных идей в голове. А это уже не шутки. Таким же образом готовили со второй половины XIX века базу для взрыва изнутри Российской империи, то же самое проделывали с СССР с середины 1980-х.

Юмор и сатира, в особенности в молодёжном изводе, были неплохо отработаны и в эскалации «Пражской весны» 1968-го, и в последующих польских событиях, связанных с «Солидарностью». Только тогда ещё не было таких мощных и удобных инструментов, как интернет, видеоплатформы, мессенджеры. Да и умственный уровень населения был значительно выше. Когда-то работали Райкин и Жванецкий, потом Петросян и Шифрин, а сегодня достаточно Долгополова и Щербакова.

Та же «Новая газета», всяко заступаясь за стендапера-богохульника и матерщинника Долгополова и его коллег по цеху, убеждает: «Поймите, это же такая психотерапия для молодёжи». От смеха, мол, восстанавливаются нервные клетки и разглаживаются морщины.

Смех смеху рознь, что известно испокон веку. От иного можно, ухохотавшись, и помереть. И не по отдельности, а прямо всем народом, просмеяв в очередной раз страну. И тогда уже не только терапевт, но и хирург не поможет.

Самохин Андрей, Царь Град

Источник: politcentr.ru

Добавить комментарий